ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР




  • Последние известия
    10 января 2002 »
    29 августа 2001 »
    5 октября 2000 »
    7 июня 2004 »
    14 июня 2001 »
    10 февраля 1998 »
    8 октября 1999 »
    5 ноября 1999 »
    17 декабря 1997 »
    27 мая 1999 »
    16 декабря 1997 »
    23 июля 1999 »
    28 июля 2000 »
    4 октября 2001

    СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ ВНЕ ГРАФИКА (С 21 ПО 22 ЧАСОВ) НА КАНАЛЕ ТЕЛЕКОМПАНИИ NTSC ПРОЙДЕТ В ЭФИРЕ ИЗВЕСТНАЯ ПЕРЕДАЧА "10 ВОПРОСОВ NTSC".

    На этот раз героем передачи станет "человек с чемоданом денег", который активно скупает акции газеты "Кузнецкий край" - Валерий Барабанов.

    Как сообщили "Сибвесту" коллеги из NTSC, героя передачи им удалось отыскать через Москву в Новокузнецке. Валерий Алексеевич дал согласие ответить на все каверзные вопросы телекомпании, связанные со своей необычной миссией в Кузбассе.

    c "Сибвест".




    ПОЛИТИКА


    28.08.2001

    Чувство общности.

    "Обертоны" Гидона Кремера.

    Любимый и популярный во всем мире скрипач рассказывает о своем опыте на страницах книги, выпущенной издательством "Аграф" в серии "Волшебная флейта".

    Сколь бы ни была увлекательна первая книга Гидона Кремера "Осколки детства", изданная у нас в 1995 году, для людей, хоть немного знающих искусство выдающегося музыканта, интереснее его взрослая артистическая жизнь. О ней у Кремера две книги: одна - "Оазис Локкенхауз" (где рассказывается история созданного им фестиваля, живописуются его перипетии и участники) - пока не переведена с немецкого; другая - "Обертоны" - перед нами.

    Лет пять назад на своем творческом вечере в московском ДК Кремер прочитал вслух главу из этой книги, называющуюся "Будни". Кремер, милый, обаятельный, расположенный к своей публике, своим текстом поверг ее в глубокий шок. В главе был рассказан "один день Гидона Маркусовича", от пробуждения в 6.38 до возвращения в отель в 0.58, во всех подробностях. Это кромешный ужас без единого луча света, все-таки дарованного Солженицыным своему герою: одинокое утро, сборы, оплата счетов за номер, перелет в другой город, прибытие, размещение, репетиция, интервью, официальный обед (прерванный звонком агента, требующего подтвердить намеченное на два года вперед выступление), попытка дневного сна, сборы на концерт, общение с администраторами, подготовка к выходу, само выступление, во время которого скрипач думает лишь об одном: "Во втором ряду сидит некто с партитурой в руке - нет, хуже: со скрипичной партией! Но листает ноты в совершенно других местах. Что у него за издание?".

    По прочтении главы публике вдруг захотелось отпустить артиста восвояси, дабы не мучить его своим вниманием, но показалось, что сам Кремер был несколько обескуражен такой реакцией: он-то вовсе не хотел разжалобить слушателя. Теперь, по выходе книги, мы можем компенсировать шок прочтением других глав. Впрочем, и среди них есть подобные: в одной приводится внушительный список шумов, преследующих странствующего музыканта в отеле, в другой - список обстоятельств, при которых герою книги приходилось играть на скрипке (от школ, колоний и партийных съездов до нью-йоркской дискотеки и Зальцбургского фестшпильхауса, где вдруг отрубился свет). Во многих главах излишне обстоятельно варьируется тема: цель творчества - самоотдача, а не... и т.д.

    С юмором и грустью Кремер пишет о том, что знает слишком хорошо, - о музыкальном бизнесе, PR, прессе, механизме звезд. Будучи сам частью этого бизнеса, он не забывает процитировать кого-то из менеджеров, определивших формулу его успеха: "Он настолько вне, что внутри". Но мы не найдем в книге описания индивидуальной творческой стратегии Кремера, благодаря которой ему удалось, заняв высшие рейтинговые позиции, не только остаться самим собой, но и диктовать миру свои вкусы. Кремер пишет о себе, никак себя не позиционируя. Он - просто один из знаменитых музыкантов мира, знающий себе цену. Он никак не настаивает на своей миссии открывателя, тем более реформатора академического репертуара. О некоторых композиторах, которым он прибавил славы, Кремер пишет вне всякой художественно-политической мысли - просто как о предметах своего интереса или любви: таковы главы про Арво Пярта, Валентина Сильвестрова, Луиджи Ноно и (самая восторженная из всех) Астора Пиаццолу.

    Есть главы, посвященные знаменитым музыкантам: Глену Гульду, Карло Марии Джулини, Николаусу Арнонкуру (восхищенные), Горовицу (с оттенком испуга и зависти), Ойстраху (теплая и почтительная, как и подобает об учителе), Генрику Шерингу (уничтожающая: портрет музыканта, лишенного индивидуальности). Поведение артиста для Кремера столь же нерасторжимо связано с его внутренним обликом, как и творчество; здесь музыкант-эссеист отдает должное людям старой школы, таким как Рудольф Серкин и Артур Рубинштейн, по сравнению с которыми весьма компромиссными фигурами предстают Лорин Маазель, Зубин Мета, Иво Погорелич. Две главы стоит рекомендовать как пособие всем пишущим о музыке: в высшей степени деликатно, но недвусмысленно обрисована фигура Клаудио Аббадо (художника принципиального, но до определенных пределов); а глава "Дионис", посвященная Леонарду Бернстайну, рисует идеально гармоничную личность, для которой не существовало никакого противоречия между служением музыке и жизнелюбием, между миром творчества и блеском славы.

    Для самого Кремера такое противоречие есть, и на многих страницах книги он обнаруживает его в самых сокровенных словах о музыке и о "чувстве общности", которое в редкие минуты с нею возникает. Одна из самых драгоценных мыслей автора - о стоимости невысказанного, неосуществленного, несделанного. Пунктуальный и обязательный человек, Кремер пишет главу "В защиту отмен": "исполнителей, способных отказаться от выступлений, надо научиться ценить - хотя бы за их неуверенность в себе". Только таким образом автор позволяет себе призвать читателя (и слушателя) к тому, на что он, как артист, лишен права на сцене, - великодушию и защите.











    Редактор отдела
    Марина Хлебная
    «Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия
    15 ноября 2001

    Наводнение в Венеции.

    Сильные дожди, обрушившиеся на Венецию, привели к затоплению многих пешеходных улиц и площадей города. Уровень воды в Венецианской бухте превысил 115 сантиметров. По сообщению Ассошиэйтед Пресс, дожди принес мощный циклон с Балканского полуострова, в эпицентре которого оказалась вся Северная Италия. Шквальные порывы восточного ветра достигают скорости 140 километров в час.


    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard