ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР




  • Последние известия
    16 декабря 1997 »
    11 ноября 1999 »
    23 декабря 1999 »
    30 мая 2002 »
    4 августа 2000 »
    17 августа 2000 »
    28 июля 2004 »
    22 марта 2003 »
    3 ноября 2000 »
    1 августа 2002 »
    6 июля 1999 »
    14 ноября 2001 »
    1 августа 2001 »
    20 января 2003

    Москва пытается договориться с Пхеньяном.

    "Пакетное предложение России по урегулированию корейской проблемы передано руководству КНДР". Об этом вчера в Пхеньяне в интервью ИТАР-ТАСС заявил спецпосланник президента России Александр Лосюков. По его словам, предложение Москвы было внимательно выслушано. Дипломат отметил, что диалог проходит "очень активно, обстановка на переговорах теплая, дружественная, конструктивная". Александр Лосюков провел продолжительные встречи с заместителем премьер-министра Северной Кореи Чо Чхан Доком, председателем Верховного народного собрания Цой Тхэ Боком и заместителем министра иностранных дел Кун Сон Уном.




    ПОЛИТИКА


    10.01.2001

    Чума на наши души.

    Английский историк и писатель против самой популярной в мире игры.

    Как говаривал Герберт Спенсер, "если кто-то мастер игры на бильярде, значит, скверно прожил молодость". А я добавлю - увлечение футболом, в сущности, также симптом отставания в развитии. Умники, которые учено рассуждают об этой варварской игре, политики, которые лебезят перед избирателями, похлопывая по плечу ту или другую команду, финансисты, торгующие футбольными клубами, прикрывая свои денежные махинации, - вся подобная суета, по-моему, не заслуживает ничего, кроме презрения.

    Из всего, что имперская Британия принесла миру в период своего могущества, наиболее сомнительным приобретением является футбол. Он становится настоящей чумой и сеет в мире больше насилия, чем даже телевидение и Голливуд, вместе взятые. И это еще цветочки: в орбиту футбола включается все больше народа и даже те, кто держался в стороне, затягиваются в воронку. Это только вопрос времени, когда США отбросят свою элитарную форму футбола, чтобы скатиться к всеобщей плебейской версии. Ну а потом мор настигнет миллиарды китайцев и индусов.

    Я ставлю в вину британцам, что на эту от природы преисполненную грубости и насилия суровую игру они старались навести глянец приличия. И первым, кто за это в ответе, был коллега писатель, сэр Вальтер Скотт.

    ЗА ГРАНЯМИ ФОЛА.

    Все, что известно о футболе, начиная с доисторической поры и вплоть до прошлого века, красноречиво говорит о его примитивности. Он служил грубой забавой еще в Древней Греции - у Гомера упоминался, как мяч, по которому промазал игрок, разбудил дремавшего Одиссея. Китайцы гоняли в футбол задолго до Христа, так же как и японцы. Мячи мастерили из бычьего пузыря, шили из кожи и набивали шерстью. В Флоренцию футбол пришел раньше Возрождения.

    От этой игры всегда было рукой подать до рукопашной. И порядка ради многие правительства пытались футбол прикрыть. В Англии первые такого рода законы приходятся на правление Ричарда II, педанта на троне, пустившего также в оборот носовые платки и вилки с тремя зубцами. Однако, не поладив с футболом, он, может быть, поэтому в конце концов сначала потерял трон, а потом и голову сложил в графстве Йоркшир, которое словно по иронии в нынешней Англии стало футбольной землей обетованной.

    Английские запреты продолжались вплоть до времен Карла II (включительно). Тот испытывал к футболу форменное омерзение. Но у футбола появились временные покровители в лице радикального протестантского духовенства; церковников игра заинтересовала как противовес бурному и довольно безобразному по католическому обычаю веселью на масленицу.

    В разных графствах были свои правила, в том числе и по поводу того, сколько может быть на поле участников, а кое-где ограничений вовсе не было. В городке Дерби, славившемся масленичными разгулами, нередко на поле выходило разом по пятьсот человек с каждой стороны, а порой даже больше тысячи. Почти ничего не менялось вплоть до 1820 года. Как свидетельствовал в 1801 году Джозеф Струтт, игра легко "достигла точки кипения". В Норфолке в ней различали даже две стадии - первую, которая еще была похожа на командное состязание, и вторую, скорее напоминающую открытое побоище. По ходу дела игроки по горло наливались пивом и яблочным вином, после чего, как говаривали солдаты обеих мировых войн, "за дело принимался алкоголь".

    ПО ВСЕМУ ПОЛЮ.

    Духовенство симпатизировало футболу недолго. Методистов и евангелистов он особо беспокоил сопровождающими его наездами бродячих артистов с наступлением храмовых праздников. В центральной части страны и на севере устраивались даже массовые "молитвенные бдения", чтобы создать против футбола широкий фронт.

    Одно такое массовое действо проходило в 1823 году в Принстоне:

    расчет был на то, чтобы прекратить традиционные кровавые потасовки, без которых не проходили игры принстонских молодцов с футболистами захолустного местечка по названию Хедшен. Но чего хорошего можно было ждать, если футбол в те далекие времена, да и много позднее оставался единственной - не считая выборов - отдушиной, когда голытьба пускалась во все тяжкие без риска, что навстречу выйдет конное войско?!

    "Одного футбольного героя, - записывал наблюдатель за игрой, проходившей в Дерби, - носили по улицам на руках как великую знаменитость, хотя он отличался всеми повадками подручного мясника. - И заключал однозначно: - Это мужланский спорт".

    В старые времена игра развертывалась обычно на многих километрах земли общественного пользования, а задача состояла в том, чтобы завладеть мячом и триумфально вернуться с ним в свой город (или деревню), в этом и заключалась победа.

    ПАС ВАЛЬТЕРА СКОТТА.

    Распространение частной собственности на землю внесло в игру перемены. Футбол переместился на специальные игровые площадки, прежде всего в городах. Но бесчинства не прекращались, и вот тут- то вызвался навести порядок сэр Вальтер Скотт. Он полагал, что футбол удастся ввести в цивилизованные рамки, если наведением на него лоска займется сельская аристократия. Для этого от нее требовалось лишь выработать единообразные правила и обеспечить их соблюдение, как это замечательно удалось с крикетом и конными скачками.

    Вальтер Скотт, судя по всему, стал устроителем первого футбольного матча на современный манер, и местом действия оказался Картерхаф в Этрикском лесу, который Скотт опекал.

    Известна дата - 5 декабря 1815 года; перед двумя тысячами зрителей выступали друг против друга команда Селькерка под патронатом Скотта и команда Яроу под эгидой графа из Хоума.

    Болельщики с обеих сторон размахивали флагами и трясли транспарантами. Герцог Бакклафский как высший представитель местной знати сделал первый удар по мячу.

    Боевую песню для команды Яроу написал Джеймс Хогг. Но интереснее вспомнить гимн, сочиненный Вальтером Скоттом для команды Селькерка. В нем впервые нашла выражение новоиспеченная идеология, которая придавала футболу моральный вес и превращала его в подсобное вероучение для государственных колледжей и университетов. "Сама жизнь, - патетически восклицал Скотт, - состоит в том, чтобы раздавать удары".

    Как теперь очевидно, попытка Скотта причесать футбол успеха не достигла. Он окончательно вышел за границы спорта и стал индустрией, когда речь идет не о спортивных достижениях, а о деньгах, о власти и влиянии, этнических и расовых амбициях.

    Характерно, что футбол притягивает к себе тот же тип людей, какой привлекали нацистская и коммунистическая партии, когда они на пару бились за власть над улицами в Германии двадцатых годов. Для сравнения: исторические фотографии событий в Берлине тех гнетущих лет как две капли воды похожи на современные снимки английских и турецких фанатов, бушевавших в Копенгагене.

    Долгая и угнетающая история футбола красноречиво показывает, что насилие является его неотделимой частью. Будь моя воля, я бы стер футбол с лица земли, во всяком случае, приложил бы к этому все силы. Но с таким же успехом можно было бы предлагать отказаться от телевидения и прочих отбросов цивилизации.

    Футбол, так же как и войны, отличает нетерпимость, нетолерантность человеческой природы. Его не за что любить, и недостойно переживать из-за того, какая компания хулиганов вырывается вперед.

    Перевод Александра ВИТАЛЬЕВА.

    Поль ДЖОНСОН.











    Редактор отдела
    Марина Хлебная
    «Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия
    29 апреля 2004

    VOLKSWAGEN "ОСЯДЕТ" В БЕЛОРУССИИ.

    Руководство германского концерна Volkswagen планирует начать в Белоруссии производство легковых автомобилей одноименной марки, сообщил Интерфаксу глава комиссии по денежно-кредитной политике и банковской деятельности нижней палаты белорусского парламента Алексей Ваганов. По его словам, переговоры руководства Volkswagen с белорусским предприятием ЗАО "Юнисон" (ранее - завод по сборке в Белоруссии автомобилей Ford. - "Финансовые Известия") пройдут в Минске 13-14 мая.


    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard