ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР







ПОЛИТИКА


8.09.2001

Бернард Шоу принял Капицу за авантюриста.

"...Вечерним поездом Бернард Шоу и его спутники выехали из Москвы в обратное путешествие".

"Известия" от 31 июля 1931 года.

.

31 июля 2001 года в рубрике "Известиям - 85" был опубликован отрывок из нашей заметки 70-летней давности о последнем дне пребывания Бернарда Шоу в Москве. Наш давний читатель и автор Павел РУБИНИН, заведующий мемориальным музеем Петра Леонидовича Капицы при Институте физических проблем РАН, передал нам письмо академика матери, в котором тот рассказывает о своей встрече с писателем. Публикуется впервые.

Из письма П.Л. Капицы матери от 10 сентября 1931 года:

"...Обратно я ехал уже прямо на поезде через Hook of Holland. Поездка тоже вышла из интересных. Я выехал из Hamburg'а в 2 ч. 35 м. и около 5 часов нас прицепили к экспрессу, который шел из Berlin'а на Лондон, с вагоном-рестораном. Я пошел обедать около 7 часов. Ехал с супругами, американскими артистами театра варьете. Они рассказывали о своей работе. Но в вагоне-ресторане я заметил сидящего за одним столиком старика с бородой, лицо коего мне показалось весьма знакомо. Я спросил своего соседа: кто это такой, не Bernard Shaw? Он подтвердил это и сказал, что его осаждали корреспонденты в Берлине, и он едет вместе с леди Астор и др.

После обеда (я выпил хорошего рейнвейна, и это всегда придает смелости человеку) я решил, что жалко упустить случай поговорить с Бернардом Шоу, когда он возвращается из моей страны, да трудность только в том, что он здорово "отшивает" всяких корреспондентов и любопытных. Ну, чем черт не шутит! Так вот, обед кончился, я встал из-за своего столика и подошел к столу, где сидел Шоу и его компания. Я обратился к нему: "Если не ошибаюсь, вы - мистер Шоу?" "Да, я Бернард Шоу", - последовал нелюбезный ответ. Но я был готов к нему и сразу же продолжил: "Так видите, м-р Шоу, хотя вы, наверное, забыли это, но раз вы присутствовали на рауте, устроенном в мою честь". Вижу изумление на лицах всей компании и на лице самого Шоу. Он ведь любит голову морочить людям, но тут я ему задал загадку, и т.к. общее настроение все же стало сразу благоприятным, то он продолжил разговор: "Во всяком случае, вы ведь не Метерлинк?" Давая мне понять, что только на рауты в честь таких знаменитостей он ходит. "Нет, я не Метерлинк, но, если позволите, я напомню вам это событие. Это было десять лет тому назад". Шоу прерывает меня: "Но тогда вам ведь не могло быть больше 13 лет". Я: "Нет, я был старше, но вот десять лет тому назад писатель H.G.Wells по возвращении своем из поездки в Россию устроил раут в честь тогда находившихся в Лондоне русских ученых, гостем на котором вы были". Шоу: "Да, я это помню". Я: "Ну, теперь очень просто. Как видите, самым молодым из этих русских ученых был я. С тех пор я оставался в Англии, работал в Кембридже, и теперь член вашей Академии и профессор". Шоу сразу опять в атаку на меня: "Так чего вы не возвращаетесь обратно к себе и не научите их уму-разуму? Ведь там у них есть такой Глупый Идиот (перевожу с английского - Sille Idiot) Павлов, который мучает собак, режет их и воображает, что нашел что-то, что он называет условными рефлексами. И чем он думает объяснить все наши высшие психологические проявления". Тут вмешивается леди Астор и говорит: "Эту вивисекцию давно следует запретить законом, я давно настаиваю на законе в парламенте, который запретил бы категорически это бессмысленное мучение животных". (Капица был дружен с Иваном Петровичем Павловым, с которым он познакомился в Кембридже в 1923 г. В 1928 г. Павлов, который вновь посетил Кембридж, присутствовал дома у Капицы, на крестинах их сына Сергея. Как мы увидим, Капица с трудом сдержался и не наговорил грубостей "распоясавшимся" знаменитостям. - П.Р.) Я, немного ошарашенный, но все же не растерянный:

"Теперь я вижу, что вы приехали из страны, где диктатура". Потом я смягчаюсь и спрашиваю, встречал ли Шоу Павлова. Оказывается, нет. Потом я говорю, что езжу в USSR и помогаю как могу им советами, что мы друзья, но что благодаря стечению обстоятельств моя научная работа сейчас наиболее благоприятно протекает в Cambridge и пр., пр. Но лед пробит, и меня просят присесть к столику, а потом все идем в купе. Беседовали вместе около 1 1/2 часов. Больше всего говорила леди Астор, сам лорд молчал, но [был] очень любезен. Я только узнал, кто [он], на следующее утро, когда он подошел попрощаться со мной на платформе в Harwich'е.

Говорили много также на научные темы. Шоу атаковал ученых Eddington'а, Jeans'а. Я не защищал нашу науку, нечего ее защищать от них. Они почему-то воображают, что ученые какие-то слепые фанатики, которые поклоняются своим атомам, электронам, разным законам. Но по существу каждый из нас понимает, что цена этих научных объяснений с чисто философской точки зрения не может быть более твердо обоснована, чем объяснение явлений природы, как это делалось в древние времена посредством языческих богов, олицетворяющих различные явления природы. Ценность наших научных объяснений превосходит языческие только теми практическими результатами, которые являются следствием нашей работы. Против такого цинического и материалистического взгляда у Шоу и леди Астор возражений не нашлось. Тогда он заявил: "Почему же, если ученые только интересуются объяснением явлений [природы], они пишут книги, как Eddington или Jeans, в которых определенно становятся на мистическую точку зрения". Я: "Для того, для чего [и] вы, - заработать деньги". Смех и общее согласие.

Я расспрашиваю их об их поездке. Говорят они примерно то, что было потом в газетах. Нет сомнения, им всем в USSR понравилось, и приемом они остались очень довольны. Я спрашиваю леди Астор: "Как же это возможно, леди Астор, что вы, будучи таким закоренелым консерватором, так восторженно описываете Россию?" (В особенности ей понравилась забота о детях, и с еще большим одобрением она говорила о женском законодательстве и о положении женщины в Союзе.) "Я не могу отрицать правды, хотя, по всей вероятности, это будет мне стоить моего места в парламенте". Она производит симпатичное впечатление очень искреннего человека, полного энергии и активности. За Бернардом Шоу она смотрит, как за ребенком, гладит его по голове, щупает пульс и лоб - "не простудился ли старик?". Но слабый пункт их всех - это вегетарианство, трезвенничество и то, что здесь называют "христианской наукой".

.

Думаю, что в подробных комментариях этот текст не нуждается. Скажу только, что леди Астор была первой женщиной, избранной в британскую палату общин, а ее муж, лорд Астор, был владельцем влиятельной английской воскресной газеты "Обсервер". Вдова Капицы, Анна Алексеевна, рассказала мне, что встретилась однажды с ним на каком-то приеме, и он признался ей, что, как и Бернард Шоу, не поверил в тот день Капице, принял его за авантюриста и даже расспрашивал о нем в Кембридже. Третий спутник Шоу, лорд Лотиан, завершил свою жизнь послом Англии в США (1939-1940).

П.Е. РУБИНИН, Москва.











Редактор отдела
Марина Хлебная
«Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия



    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard