ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР




  • Последние известия
    24 апреля 1998 »
    3 июля 2000 »
    31 марта 1998 »
    1 сентября 1998 »
    7 марта 2001 »
    25 марта 2002 »
    4 июня 2004 »
    10 апреля 2001 »
    25 мая 2004 »
    22 апреля 2003 »
    14 ноября 2001 »
    4 апреля 2002 »
    22 июля 2000 »
    2 сентября 2002

    Арестован босс мафии.

    Вчера в Канне французская полиция арестовала итальянского мафиозо Луиджи Факкинери. В прошлом, по сведениям Франс Пресс, этот человек был боссом одного из итальянских мафиозных кланов. Как заявили представители МВД Франции, более 15 лет преступник находился в международном розыске. Арестованному предъявлены обвинения в убийствах, финансовых махинациях и торговле наркотиками.




    ПОЛИТИКА


    26.03.1998

    Беспризорное будущее России.

    Этот детский дом не в пример прочим - один из самых благополучных. Ребята в нем, особенно младшие, симпатяги. Я ходил и радовался тому, что в классах ребят немного, преподаватели могут каждому уделять внимание. А уделять приходится потому, что все дети, пусть в разной степени, заторможенные. Учиться им трудно. У большинства есть родители, но это еще хуже, чем сиротство. Родители: алкоголик, наркоман, проститутка. Вот девочка, при ней отец убил мать, зарубил. Вот мальчик, его мать, тоже у него на глазах, зарезала его товарища, одноклассника. Таких психически травмированных много.

    Школа при детском доме. Это и хорошо, и это плохо. Ибо детдомовские лишены общения с обычными детьми. Они растут, проводят годы в замкнутом пространстве своего детдома. Когда наконец в 16-18 лет их выпускают в "большую жизнь", они оказываются не приспособленными к ней. Не могут адаптироваться. Даже самые способные, те, кто поступает в профессиональные училища, в институт, редко удерживаются там - год, два - и уходят. Они не умеют жить в коммунальной квартире, в общежитии, жить самостоятельно, не умеют обращаться с заработанными деньгами, не знают, что значит платить за квартиру, не различают, где мое, где чужое. Немудрено, что они чувствуют себя чужими в этом мире и тянутся обратно к своим. Ни одна из выпускниц детдома этого и многих других не вышла замуж. Они или возвращаются, но детдом не в состоянии и не имеет права принимать их, или их подхватывает криминальная братва.

    В фотолаборатории выставлены лучшие работы, есть отличные художественные снимки, в классе рисования можно увидеть картины, исполненные веселой выдумки, фантастично красочные. Так или иначе у этих ребят, которые считаются отсталыми, прорываются порой недюжинные способности. Потенциально многие из них могли бы стать. Но не станут. Куда они уходят? Куда уходит наше будущее?

    Им бы, пока малолетки, специалистов-логопедов, психиатров, валеологов, компьютерные классы. Нет средств вывозить детей в город на экскурсии. Представьте себе ребенка, у которого почти все детство проходит в четырех стенах этого дома, в одном и том же коллективе, у него нет возможности хотя бы на время, на какой-то час уединиться. При этом надо отдать должное воспитателям, педагогам, в большинстве они подвижники своего нелегкого, скудно оплачиваемого дела.

    Сложность адаптации требует методических, научных разработок. Без них все усилия и затраты государства фактически не могут подготовить человека к самостоятельной трудовой жизни, рано или поздно все кончается пополнением криминальной среды, отчаянием, самоубийствами. По некоторым данным, каждый пятый выпускник детских домов России попадает в преступный мир, каждая седьмая становится проституткой.

    В Петербурге 40 детских домов, в них живут 3000 детей. Считается, что еще примерно 10000 находятся под опекой и без попечения родителей, и трудно сказать сколько еще малолеток кучкуются шайками по подвалам, в выселенных домах, нищенствуют, бродяжничают, грабят. По некоторым данным, цифры распределяются так: полторы тысячи беспризорных, четыре тысячи - безнадзорных, 15 тысяч уличных детей. Цифры эти, видимо, типичны для больших городов.

    Городские власти много занимаются детскими домами, но эта проблема требует усилий и средств всероссийских. Сколько беспризорных сегодня в России, знает ли кто, и какова динамика этой армии? Как она растет?

    Я пытался проследить следующий, логический этап - подследственная тюрьма для подростков в Петербурге. В ней дожидаются суда. Ждут месяцами, годами. Я беседовал с пареньком, который сидит в этой "предвариловке" уже 4,5 года! Мучительному, отупляющему ожиданию нет конца.

    700 мальчиков и девочек оторваны от школы, от учебы. Тюремная школа имеет лишь шесть учителей, они в состоянии обучать лишь сотню ребят. В камерах, рассчитанных на 5-6 человек, втиснуто 30 мальчиков. Стоят пять трехэтажных коек, до самого потолка, на них могут спать 15 человек. Так что спят они в две смены, одна ночью, другая днем. Заняться нечем. Совершенно нечем, нет никакой работы, они мечтают "хотя бы дали рукавицы шить", и воспитатели, и администрация мечтают об этом, но работы нет, и это самое тяжкое.

    Они лишены газет, лишены бумаги, нет карандашей. На все один ответ - нет денег. Тетрадями - частично! - снабжают благотворительные организации Финляндии и Швеции. Нет витаминов, не хватает медикаментов. Прогулки из-за переполнения тюрьмы вместо двух часов сведены к одному часу. Не буду перечислять всех бедствий, скажу лишь, что дети чахнут. Тех, кто заболевает туберкулезом, отправляют в туберкулезное отделение, где они содержатся вместе со взрослыми больными. Я спросил у ребят, кто из них не курил до тюрьмы, подняли руки половина; кто не курит сейчас - ни одной руки, курят уже все. Боюсь, что и пить стали, и многое другое.

    Это учреждение на хорошем счету, но, по существу, оно не в силах воспитывать. Несмотря на все усилия администрации, в этой подследственной тюрьме ребенок, еще не осужденный, еще не признанный преступником, звереет, режим доводит его до той степени ненависти, озлобления от несправедливости, когда он становится потенциальным преступником. Может быть, его оправдают, но это уже мало что изменит в его душе.

    Такая тюрьма освободила его от всякого личного нравственного долга. Он увидел, что государство перестало считать его за человека, что не наша страна, а чужие страны проявляют к нему сострадание.

    О какой милости к падшим можно говорить, о какой гуманности.

    Сто лет назад в России действовали сотни благотворительных обществ и заведений, занятых облегчением участи заключенных, выходящих из тюрем. Было "Общество пособия несовершеннолетним, освобождаемым из мест заключения".

    Надо признать, что то, дореволюционное, русское общество было более гуманным, чем наше нынешнее. Более того, известно, как после гражданской войны полуразрушенная страна горячо взялась за трудовое воспитание беспризорников. Создавались коммуны, вспомним "Педагогическую поэму" А.Макаренко, фильм "Путевка в жизнь". Общество с энтузиазмом помогало покончить с безнадзорностью. При всех издержках это была благородная, а главное, результативная акция.

    Сегодня, когда смотришь телевидение, читаешь газеты, убеждаешься, что общество холодно, равнодушно к этой проблеме. Случайно ли это? Боюсь, что нет. Россия живет без заботы о будущем, без насущной идеи, которая включает каждого. Будущее испакощено лживыми посулами рвущихся к власти, мрачными прогнозами экологов, медиков. Мы никак не можем освободиться для человечности.

    Есть ли будущее у России? - вопрос не риторический. Он возникает не только из судеб брошенных детей, из новых миллионов наркоманов, но прежде всего из нравственной обстановки нашего общества.

    Воры, взяточники обеспечили себе будущее, отправляя своих детей за границу. Поляризация российского общества достигла исключительных размеров.

    Недавно в "Известиях" была напечатана статья А.Запесоцкого, он писал, что Москва настолько занята своим благополучием, своими доходами, что стала для остальной России бесполезной. Мысль эта поражает, наверняка она чересчур полемически заострена, но появилась она не случайно. На всех каналах телевидения усердно тиражируют облик новой Москвы - помпезной, шикующей, пирующей, Москвы, поглощенной роскошными юбилеями, балами, презентациями, где жрут, пьют, щеголяют нарядами наши знаменитости. Образ этой кабацкой Москвы заслонил Москву деловую, энергичную, которая становится все благоустроеннее. Но я наблюдал, как те же детдомовцы, заключенные подростки видят, прильнув к телекамерам, видят иную столицу - жирную, швыряющую миллионы на свою богатую, веселую жизнь.

    В новых рыночных отношениях Москва не стала нравственным примером для всей страны. Россия ныне испытывает опасные центробежные силы. Москва не уменьшает, скорее, увеличивает их. Она зачастую отвращает от себя регионы. Ни Москва, ни Петербург не осуществляют себя как столицы-сплотители, способные повести за собой. Сегодня лидируют Самара, Саратов, Новгород. Они смело выступают с инициативами.

    Вряд ли правильно считать, что Москва вызывает раздражение своими успехами. Что считать успехами? Что создает этот мегаполис? Какое гуманистическое влияние оказывает он на страну? Думаю, что провинция живет куда честнее. И там хватает казнокрадов и хапуг. Но она, по крайней мере, пытается производством, трудом выбраться из кризиса. Бедность понуждает ее к эксперименту. Местная интеллигенция отличается любовью к своему краю. Она сохраняет ценности гуманизма. Она занята просвещением. Там больше подвижников культуры, но, увы, и больше сепаратизма.

    Не случайно звучат, казалось бы, невероятные мнения, что следует столицу перенести в один из областных центров. Недавно я присутствовал на "круглом столе" молодых питерских ученых. Они обсуждали проблему независимости северной столицы. Это не было крамолой крикливых радикалов. Скорее, "круглый стол" отражал тревогу и мучительный поиск деятельной жизни, усталость от бестолковщины реформ. Рождалось ощущение не того, что Москва бесполезна, а того, что мы не нужны ей. Что мы сами по себе, а там, наверху, сами по себе, занятые наживой и борьбой за власть.

    Иногда мне кажется, что будущее России тоже беспризорно, бездомно.











    Редактор отдела
    Марина Хлебная
    «Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия
    8 августа 2001

    ТЕННИС.

    Турнир WTA в Лос-Анджелесе, США. Призовой фонд - $565 000.

    Первый круг. Надежда Петрова (Россия) - Мариана Диас-Олива (Аргентина) - 6:1, 6:4. Рита Гранде (Италия) - Татьяна Панова (Россия) - 6:1, 5:7, 6:1.

    Марлен Вайнгартнер (Германия) - Елена Бовина (Россия) - 7:5, 5:7, 6:3.


    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard