ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР




  • Последние известия
    3 июля 1999 »
    9 февраля 2001 »
    16 сентября 1998 »
    11 января 2001 »
    11 декабря 1997 »
    5 августа 2000 »
    9 декабря 1999 »
    28 сентября 2004 »
    17 июня 1999 »
    16 марта 2000 »
    8 сентября 2004 »
    26 марта 1998 »
    22 января 2002 »
    6 марта 1998

    Призыв-98.

    Сокращение вооруженных сил РФ до 1,2 млн. человек снимает вопросы комплектования армии военнослужащими срочной службы, заявил Интерфаксу начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник В.Путилин. При постановке на учет в военкоматах заявили о намерении воспользоваться правом на альтернативную службу только 700 юношей. Число так называемых "уклонистов" от службы достигает 40 тыс. человек.




    ПОЛИТИКА


    28.12.2001

    Тоша.

    Упорство и любовь делают чудеса.

    Лариса БЕРМАН - удивительный врач. Сегодня она живет и работает в Чикаго. Она ставит на ноги безнадежно больных детей (от которых все уже отказались) и возвращает к нормальной жизни парализованных после инсульта.

    Это одна из многочисленных историй чудесного излечения. Начиналась она в России, а закончилась в Англии.

    Тоша родился в Англии. Большая часть его мозга была поражена цитомегаловирусной инфекцией еще в утробе матери. Врачи долго бились за его жизнь. Ребенок был критически слаб, почти не двигался, с трудом сосал молоко.

    К дому мы подъехали еще засветло. Клиническое состояние мальчика подтвердило самые худшие мои ожидания... Маленькая непропорциональная фигурка с плохо координированными движениями; отсутствующие, невидящие глаза; постоянно открытый рот, из которого обильно текла слюна. Каждый новый человек, незнакомый голос, внезапный звук настолько пугали его, что он забивался в угол, кричал, искусывая в кровь свои руки; тело его напрягалось до предела, покрасневшее лицо покрывалось потом, а вены на висках набухали так, что, казалось, вот-вот лопнут. Общение с Тошей в этот день было совершенно невозможно, он был слишком возбужден, и мы долго беседовали с его матерью. Она сразу поразила меня своей удивительной верой в успех, как будто не было у нее за плечами этих напряженных четырех лет с безнадежно больным сыном, поиском специалистов, надеждой и разочарованием.

    Она начала рассказывать о поездке в Среднюю Азию в начале своей беременности, о тяжелейшем пищевом отравлении, вирус которого и разрушил едва начавший развиваться мозг ребенка. И чем больше слушала я ее, тем отчетливее понимала, что случай действительно очень сложный и практически бесперспективный.

    На следующий день мы с Тошей начали работать. Первые недели были неимоверно трудны. Он упорно не признавал меня, нервничал, кусался, забивался под стол, то издавая крик разъяренного зверька, то заливаясь истерическим смехом. И никакие игрушки, сладости, ласки, слова утешения не помогали. Тошино зрительное и слуховое внимание было настолько коротким, что он не успевал увидеть предмет или услышать сказанное слово. Я повторяла снова и снова одни и те же слова, показывала изо дня в день одну и ту же обезьянку Читу, заставляя его сфокусировать глаза и наконец увидеть.

    Так мы и продолжали нашу работу, день за днем, неделю за неделей. Постепенно Тоша начал привыкать ко мне, ждать и радоваться моему приходу. Теперь каждый день, выходя из машины, я видела маленький детский носик, прижатый к оконному стеклу, и два напряженных глаза, внимательно следящих за каждой проходящей мимо машиной. А спустя еще некоторое время он стал помогать мне раздеваться, вел в ванную, подавал полотенце, и, не дождавшись, пока я вытру руки, нетерпеливо тащил в кабинет, торопя начало занятий. Тоша деловито усаживался на свой детский стульчик, доверчиво протягивал мне свои руки и покорно открывал рот, готовый ко всем моим "пыткам" и манипуляциям. Я массировала его язык, небо, разминала непослушные губы, двигала челюсти, заставляя мышцы активизироваться и включиться в работу. И всякий раз, занимаясь речевой аэробикой, я хвалила его, рассказывая, что очень скоро Тоша будет говорить как брат Саша, как папа, как все дети. Массаж и гимнастика сделали свое дело, мышцы языка окрепли, обрели эластичность и подвижность. Теперь мы подошли к лепетному периоду. Каждый ребенок в своем развитии проходит этот период, должен был пройти его и Тоша, хотя ему было уже больше четырех лет. Первые неумелые шаги в речи давались с трудом. Какие-то слова он запоминал быстро и шутя воспроизводил их, но иногда мы часами повторяли одно и то же - и все безрезультатно.

    Наконец-то остались позади слезы, вспышки агрессии, слюнотечение и перевернутые слоги. Теперь Тошино лицо озаряла очаровательная детская улыбка и постоянно смеющиеся огромные голубые глаза. Он уже повторял более 50 слов. И хотя они были совсем коротенькие и легкие, все равно это была наша огромная победа, награда ребенку за его взрослый труд. Тошин внутренний потенциал все еще развивался медленно. Мерцающее внимание и быстрая отвлекаемость тормозили развитие речи. Но такой необыкновенной работоспособности, усидчивости, такого постоянного упорства в работе я, пожалуй, не встречала ни у одного ребенка.

    - Ты умница, ты все можешь, ты говоришь уже много слов и совсем скоро будешь говорить как все дети, и тогда...

    Тоша делал над собой усилие, устало улыбался и со слезами на глазах говорил:

    - Ну давай, буду учиться, буду.

    Тошин день был расписан поминутно: массаж, физкультура, занятия и снова массаж, занятия, гимнастика... Ребенок был постоянно в работе, по 8-10 часов в сутки, ежедневно и неукоснительно разные люди занимались с ним. Тошу теребили с утра до вечера, не оставляя в покое ни на одну минуту, заставляя сохранные зоны мозга взять на себя функции поврежденных.

    Вся наша терапия носила игровой характер. И в каждой игре я была Тоше бессменным партнером, менялись только мои роли - от прыгающего зайчика и хрюкающего поросенка до милиционера и Бабы-Яги. Постепенно игра обретала для него все больший и больший смысл, становилась более понятной и доступной.

    Но больше всего он любил играть "в магазин": когда был "покупателем", то важно расплачивался и тут же запихивал в рот все "купленные" конфеты. А когда мы менялись ролями, говорил, что ничего не продается и магазин закрыт на обед, так как все конфеты хотел "купить" сам. Положив последнюю конфету в рот, он сразу начинал раскаиваться и жалеть меня: "Лариса тоже хочет, больше нету".

    A несколько позже мы начали учить маленькие стишки, и Тоше так хотелось быстрее запомнить их, что он согласен был повторять их снова и снова. Неудача полностью выбивала Тошу из колеи, он терял интерес и становился абсолютно безучастным. Но радоваться успехам он умел подолгу и как-то очень трогательно. Ему так не терпелось говорить как все дети, что он готов был слушать об этом сказочном моменте бесконечно.

    Много времени мы уделяли формированию Тошиного характера, его эмоциональной сферы. Диапазон Тошиных переживаний и желаний был невелик: он либо радовался чему-то, либо огорчался и плакал. Его чувства были неадекватны, легкая обида вызывала бурный плач, и он долго не мог успокоиться. Но меня всегда восхищала этическая сторона его характера. Он никогда ничего не просил, а вежливо напоминал, что любит.

    Наша терапия длилась почти три года, три долгих напряженных года, когда каждый день уводил его все дальше и дальше от болезни, лепил из Тоши человека. Конечно, его словарный запас был еще весьма ограничен, но он мог выразить свои чувства и желания, знал алфавит, читал слова, считал.

    Прошло девять лет... Все это время мы с матерью Тоши были в тесном контакте, и она постоянно приглашала меня в гости. И наконец я приехала. Я не спала всю ночь, волнуясь, как перед первым своим свиданием, перебирая в памяти далекие картинки наших трех лет.

    Наутро мы отправились в путь. Прошло девять лет, теперь Тоша был уже шестнадцатилетним юношей. И какова же была моя радость, когда он бросился ко мне, обнял.

    - Лариса! Лариса любимая приехала. Я знал, что ты приедешь, почему так долго не приезжала?

    - Как Америка? Когда возьмешь меня в гости?

    Умело пользуясь двумя языками, был искренне удивлен, что я говорю по-английски, и все время старался быть переводчиком. Мы провели с Тошей замечательный день, бродили по городу, отдыхали в парке.

    - А ты приедешь еще?

    - Ну конечно приеду и непременно буду звонить тебе.

    - Do you promise? Please come again, I need you, I love you!

    И Тоша еще долго махал рукой вслед нашей уходящей машине.

    Чикаго.











    Редактор отдела
    Марина Хлебная
    «Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия
    19 мая 1998

    Министерство будет упразднено.

    Министерство внешних экономических связей и торговли (МВЭС) РФ "будет окончательно упразднено 15 июля 1998 года". Об этом Интерфаксу в понедельник сообщил информированный источник в правительстве РФ.

    По его словам, "в течение двух месяцев в упраздняемом ведомстве будет работать ликвидационная комиссия под руководством последнего.


    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard