ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР




  • Последние известия
    6 февраля 2003 »
    8 октября 1999 »
    8 апреля 1998 »
    14 сентября 2004 »
    2 сентября 2002 »
    15 сентября 2004 »
    16 сентября 1998 »
    5 мая 2003 »
    1 октября 1997 »
    26 марта 2003 »
    19 марта 2003 »
    1 октября 1999 »
    6 октября 1999 »
    7 марта 2003

    КНИЖНЫЙ РЫНОК СБАВИЛ ТЕМПЫ РОСТА.

    В 2002 году в России был зарегистрирован выпуск 69 749 названий книг и брошюр совокупным тиражом 591,3 млн экземпляров и общим объемом 8,8 млрд листов-оттисков, передает Интерфакс. Такие данные приведены в пресс-релизе пресс-службы Минпечати РФ, распространенном в среду. Вместе с тем в нем отмечается, что в 2002 году отмечено некоторое снижение темпов роста книжного выпуска по сравнению с предыдущими годами. "Если в 2000 году рост числа названий по сравнению с предыдущим годом составил почти 25%, а в 2001 году по сравнению с 2000-м - более 18%, то в истекшем году количество выпущенных изданий снизилось на 583 названия", - говорится в пресс-релизе.




    ПОЛИТИКА


    24.10.1997

    Забыть нельзя, простить - нужно.

    Когда въезжаешь в поселок Стари Расадник, нужно какое-то время, чтобы убедить себя: нет, это не страшная кинохроника времен второй мировой. Взорванные дома с черными дымоходами, безжизненные разрушенные улицы - это жестокая реальность сегодняшнего дня в центре Европы, в послевоенной Боснии и Герцеговине (БиГ). И кругом - кладбища, кладбища, кладбища.

    Стари Расадники - предместье города Брчко в Сербской Республике в составе Боснии. А сам Брчко с его 30-тысячным населением условно можно назвать моделью Боснии, в которой по Дейтонским соглашениям должны строить мирную совместную жизнь три недавно воевавших народа - сербы, мусульмане и хорваты.

    До войны больше половины населения Брчко составляли мусульмане. Кроме мусульман в довоенном Брчко жили примерно по 20 процентов хорватов и сербов.

    После Дейтона Брчко вошел в состав боснийской Сербской Республики. Сейчас его население на 98 процентов представлено сербами. Они стремятся к тому, чтобы международный арбитраж по Брчко навсегда закрепил этот город за Сербской Республикой (СР). Расположен он в середине узкого перешейка - Посавинского коридора, который соединяет восточную и западную части СР с центрами в городах Пале и Баня-Лука. Для сербов Брчко имеет стратегическое значение. Если передать его Мусульманско-хорватской федерации БиГ - значит, сербская Республика территориально распадется на два куска. Конечно, сербы хотели бы видеть Брчко "своим", чисто сербским городом. Но международная администрация Брчко, которой поручено управлять им до лучших времен, ставит задачей возвращение в покалеченный войной город всех беженцев из числа мусульман и хорватов, которые этого пожелают.

    На сегодня международная администрация Брчко во главе с ее "супервизором", американским дипломатом Робертом Фаррандом одобрила заявления с просьбой предоставить возможность вернуться на прежнее место жительства 1700 мусульманским семьям. Пока переселились 370 семей.

    Глава сербской общины поселка Стари Расадник - пожилой Младен Кондич живет пока в мусульманском доме, отремонтированном городскими властями.

    - А что, если вернется прежний владелец? - спросили мы его.

    - Тогда я надеюсь, что нам со старухой дадут другое жилье. Сами мы из сербского города Ключ, который теперь находится по другую сторону границы. Надежды вернуться нет никакой. За время войны девять раз переселялись с места на место. У жены от пережитого развился туберкулез, она лежит в больнице в Югославии вот уже несколько месяцев.

    В дом нас хозяин пригласить постеснялся: "Сербы да не угостить русских невозможно, а мне, дорогие мои, нечем, вкус мяса я уже забыл". В виде гуманитарной помощи каждый переселенец получает шесть килограммов муки и поллитра растительного масла. "Пока наши политики делят власть и ведут переговоры с Западом, распивая на приемах виски, мы тут умираем с голоду",- добавил Кондич.

    Мимо провез по гряз велосипед молодой сосед: в корзинке - кочан капусты и небольшая тыква. Спрашивать, на сколько человек добытый обед, не стали. Не видно в поселке ни кошек, ни собак - всегдашних спутников человека. правда, из-за развешенных уже кое-где в домах занавесок пугливо выглядывают дети. Значит, есть надежда на продолжение жизни в этом мертвом месте. Мусульмане-переселенцы справляют новоселья споро: исламский мир выделяет "братьям по вере" солидные средства.

    Старик-мусульманин, который привез на руины свою многочисленную семью, рассказал, как началась здесь трагедия его соотечественников:

    - 19 апреля 1992 года (до гроба не забуду эту дату) в Брчко прибыли крупные вооруженные подразделения из Югославии. Это были люди Аркана и Шешеля. Они знали, в каких кварталах, на каких улицах живут мусульмане и начали гнать нас пальбой и огнем, а наши дома - взрывать, чтоб мы уже сюда не вернулись.

    Желько Ражнатович по кличке Аркан ныне разыскивается Интерполом как "вооруженный и очень опасный преступник". Он живет в Белграде, а его портретами с херувимской внешностью сербские экстремисты оклеивают заборы в Брчко.

    Подстать "аркановцам" воевали люди нынешнего председателя Сербской радикальной партии Воислава Шешеля, который едва не победил 5 октября на президентских выборах в Сербии. Американский дипломат Роберт Гелбард назвал его недавно "фашистом". Такое же определение, причем, из уст пожилой сербки, пережившей войну, мы услышали в Брчко. Эта женщина по имени Цвета со стариком-мужем спасалась от мародеров в подвале своего дома. "У нас были и пистолет, и гранаты, но мы не смели применить их против своих, против сербов, которые грабили нас и дома наших соседей. Это были люди Аркана и Шешеля, они хуже фашистов",- шепотом говорила Цвета, поглядывая на крутого таксиста, который вез нас к ней в гости. Она до сих пор всех боится - даже "своих".

    Что уж говорить о мусульманах и хорватах! Красавец-мэр хорватской общины Равне-Брчко Мийо Анич, у которого косая сажень в плечах, признался нам, что по соображениям безопасности не может съездить на свою родину - в сербскую часть общины: "Убьют". На стене в его кабинете мы увидели фотографию красивой многоэтажной виллы - утопающего в цветах и зелени благоустроенного особняка, в каких привыкли жить многие балканцы. В этом доме Мийо Анич с семьей обитал до войны. А рядом на снимке - руины того же здания. "Все, что осталось от прежней жизни",- мрачнеет мэр. Но этот выбитый войной из колеи человек, у которого семья до сих пор живет в Загребе, сказал нам золотые слова: "Всем нам - хорватам, сербам, мусульманам - нужна идея прощения. Забыть то, что было недавно, невозможно. Но ради будущего наших детей нам надо друг друга простить".

    .Застыли на взорванных рельсах вагоны с еще довоенными грузами - щебенкой, шлаком. Зияет разбитыми окнами провинциальная, некогда оживленная железнодорожная станция. В маленькой станционной комнатке ютятся всего несколько специалистов, которые надеются на выделение правительством Сербской Республики денег для восстановления путей. Когда-то здесь был завод по производству растительного масла, которым Брчко снабжало всю Боснию, было стекольное предприятие, другие фабрики. Теперь работать негде, а на пособие в 120 динар в месяц (примерно 120 тысяч российских рублей) - ноги протянешь. Поэтому молодежь в Брчко ничто не привлекает. Наша знакомая сербка Цвета живет, по ее словам, как кукушка. Две дочки с внуками обосновались в далекой Канаде. Сын с семьей бежал от войны в Швецию. А сколько их - сербов, мусульман и хорватов - разогнала война по всему свету - от Австрии и Скандинавии до Австралии. В Германии - 360 тысяч беженцев из Боснии, в Югославии - 700 тысяч.

    И большинство из них ждут, надеются получить весть о том, что война на родине не возобновится. Сейчас гарантом этому - только присутствие в Боснии 35 тысяч военнослужащих Сил по стабилизации, в том числе из России, да международные представительства, которые пытаются рассудить и примирить недавних противников. Упомянутый "супервизор" Брчко Роберт Фарранд и его заместитель - российский дипломат Геннадий Шабанников работают полгода без выходных. Разбирают каждодневные конфликты, выезжают по "горячим" сигналам, издают указы, формируют по итогам выборов городскую власть, полицию и суды. Они не берутся ответить на вопрос, возможно ли за жизнь одного воевавшего поколения заложить прочные основы спокойного будущего. Но они от имени международного сообщества упорно пытаются реализовать идею национального примирения в конкретной точке на карте Боснии - в Брчко.

    БРЧКО.











    Редактор отдела
    Марина Хлебная
    «Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия
    1 апреля 1998

    ПЕН-клуб защищает Григория Пасько.

    Международная писательская правозащитная организация -Русский ПЕН-клуб обратилась с письмом в защиту Григория Пасько к главному военному прокурору РФ Юрию Демину. Обращение подписано Андреем Битовым, Андреем Вознесенским, Фазилем Искандером, Беллой Ахмадулиной, Юнной Мориц и другими.

    Между тем давление общественности не возымело никакого действия на решение военного суда Владивостокского гарнизона, который в понедельник рассмотрел очередную жалобу защиты Пасько и продлил срок его содержания в следственном изоляторе до 5 месяцев, а срок следствия - до 6 месяцев, передал ИТАР-ТАСС.


    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard