ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР







ПОЛИТИКА


29.08.2001

ЧЕЛОВЕК.

ДРУГАЯ ЖИЗНЬ. СУДЕБНОЕ ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО.

Как я нашел преступника и что из этого вышло.

Два года назад в курортном местечке Дагомыс какие-то парни плеснули в лицо восемнадцатилетней Эле Кондратюк кислотой. Изуродованную девушку увезли в реанимацию. Но уголовное дело в поселковом ОВД начиналось ни шатко ни валко: мало ли какие семейные разборки случаются на бытовой почве, говорили в милиции.

Ситуация мгновенно переменилась после моей статьи "Красавица и чудовище", опубликованной в газете "Сочи". Все - и городские, и федеральные - телеканалы сообщили об этом уникальном по своей жестокости преступлении. К тому же 18-летняя жертва оказалась одной из победительниц сочинского конкурса красоты и буквально на следующий день после покушения должна была лететь на конкурс общероссийский.

У Черного моря повторялась старая сказка о красавице и чудовище, но только на новый, ужасающий лад.

КОГДА ДЕЛО ЗАШЛО В ТУПИК.

Обаятельный лик Эли, как вскоре выяснилось, сожгли кислотой по заказу двухметрового адлерского детины Рубена Григоряна. Таким образом он отомстил Эле за равнодушие к своим ухаживаниям. И - исчез из города.

"Есть опасение, что разбирательство по этому необычному преступлению зайдет в тупик, - вскоре после происшествия вынужден был написать автор этих строк, - ведь руководитель следственно-оперативной группы дружен с предпринимателем, у которого в телохранителях и служил Рубен Григорян...".

И оно на самом деле зашло в тупик. Но только через месяц с лишним мое обнародованное заявление в правоохранительных органах приняли во внимание. Расследование подняли до уровня городского УВД, привлекли лучшие силы. Теперь сбежавшему Циклопу (так прозвали Григоряна после потери глаза в криминальной разборке) невозможно стало укрываться даже в лесной карельской глухомани, где его и настигли стражи порядка.

Раскрутившаяся следственная машина через несколько месяцев изловила еще двоих соучастников преступления. Это были те, кто предоставил непосредственным исполнителям жилище и потом подвозил их к месту происшествия. (Они получили от принципиального судьи Николая Трухана "на полную катушку" - шесть и семь лет лишения свободы.) Задержанный же карельскими сыщиками Григорян схлопотал одиннадцать лет строгого режима.

Но на свободе оставались исполнители Роман Дбар и Адгур Гочуа. Оба давно приятельствовали с Григоряном, оба, как выяснило следствие, легко согласились за пару тысяч долларов (или за подержанный легковой автомобиль) плеснуть в "Мисс Очарование-98" концентрированную серную кислоту, смешанную для губительного эффекта с маслом.

ИСКАЛИ БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО.

Но время шло, и становилось ясно: у сочинских розыскников короткое дыхание.

После трех нашумевших судебных процессов следственная машина заметно сбавила ход.

Эля Кондратюк, проходившая курс сложнейшего лечения в Германии, во время каждой нашей телефонной беседы с надеждой спрашивала меня: "Нашли?" Я переадресовывал ее вопрос сыщикам.

- Ищем, ищем! - не без раздражения отвечали мне в милиции.

В конце концов, мне ничего не осталось, как попытаться тряхнуть стариной, припомнив кое-что из своей многолетней службы начальником следственного отделения. Все-таки как-никак, а в советскую еще эпоху, в далеком 1982 году (было это в Казахстане), за год до перехода из милиции в собкоры молодежной газеты ваш покорный слуга умудрился оказаться в списке победителей милицейского соцсоревнования. И даже удостоился звания "Лучший следователь МВД Казахской ССР".

НАДО ЗАЩИЩАТЬ ОБИЖЕННЫХ...

У каждого журналиста, как, впрочем, и у следователя, есть свои "сочувствующие" и "критики". Есть они и у меня. Вот один из них.

- И какого петушка ты выставляешься? - бурно реагирует на каждое мое критическое выступление в газете "Сочи" неугомонный Вахтанг. Он просит называть себя дядей Васей.

То и дело Вася тормозит мой старенький велосипед на адлерской набережной. И угощает отменным кофе, сваренным на раскаленном песке.

Этот пожилой грузин не изменил своим привычкам - регулярно изучает всю периодику. Но независимую сочинскую прессу Вася зауважал лишь после того, как я помог своей статьей его старым друзьям из Пицунды и Гантиади.

Один из них, грустный седовласый армянин, как-то пожаловался мне:

малоимущему заграничному люду приходится толкаться чуть ли не сутками в очередях на адлерском пограничном контрольно-пропускном пункте, покупать разовые суточные пропуска, но в центре Сочи патрули в беретах и с дубинками все равно отбирают паспорта и требуют штраф - 250 рублей. Что равнозначно пенсии абхазского старика за 4 года.

Статья "Изгои и стражники" появилась в газете "Сочи" после того, как в кабинете тогдашнего начальника УВД Малова состоялся по моей инициативе непростой разговор с командиром местного ОМОНа Жабко. Этот действительно боевой и бесстрашный полковник, не раз отличившийся в Чечне, на еженедельник "Сочи" обиделся. Но распоряжение главного полицмейстера курорта выполнил без проволочек: незаконно изъятые паспорта вернул обиженным абхазским гражданам без выкупа. И даже извинился.

...И ОНИ ТЕБЕ ПОМОГУТ.

Когда и каким образом отзовется доброе слово в защиту обиженных, предугадать, конечно же, дано не было. Но грузинско-абхазский беженец Вася и его армянский знакомец понадобились мне довольно скоро.

Еще до суда над Циклопом-Григоряном благодарный армянин из Гантиади, переименованного ныне в Цандрипш, привез бутыль доброго домашнего винца. На берегу моря она опустела незаметно. Наш диалог все настойчивее вертелся вокруг двух скрывшихся (как поговаривали, в Абхазии) исполнителей преступления.

- Ладно, уговорил, одного из ЭТИХ я действительно знаю. Он недалеко от нас живет, - раскололся на третьем литре собеседник.

- Так сообщите об этом в милицию!

- И кто нас потом защитит? Мы ученые, милиции не верим...

Собеседник напомнил о себе лишь после того, как суровый срок - 11 лет строгого режима - вступил для Григоряна в законную силу. Дядя Вася привел ко мне племянника осторожного виноградаря. Под гарантию анонимности паренек рассказал подробности гибели одного из исполнителей.

По его рассказу получалось, что Роман Дбар уже после покушения на Элю в Абхазии взял в заложники трех грузинских мужчин. Выкуп потребовал привезти к границе в Гальском районе. У незримой черты, под мостом, один из "крутых" родичей заложников якобы спросил, кого представляет противоположная сторона. Лихой Роман Дбар, выпендриваясь перед дружками, беспечно ответил: "Я взял ваших людей". И тут же получил несколько пуль из молниеносно выхваченного пистолета. Выстрелами в упор были убиты и двое соучастников Романа. Еще одного из предполагаемых вымогателей серьезно ранили на бегу, но он сумел скрыться.

Как подтвердил позднее Тайгиб Тайгибов, заместитель начальника сочинского УВД по следствию, в Абхазии по факту этой кровавой разборки возбуждалось уголовное дело. Но убийца так и не был найден. А погибших, включая Дбара, по заверению абхазской милиции, похоронили при большом скоплении народа.

Позднее к Тайгибу Казанаповичу приезжал отец Романа. И утверждал, будто его сына уговорил напасть на сочинскую девушку именно непойманный Адгур Гочуа. За что сына так сурово и покарал Господь. А вот Гочуа, похоже, может выйти сухим из воды.

В 15 МИНУТАХ ЕЗДЫ ОТ ГОСГРАНИЦЫ.

Где же прятался Адгур с сентября 1999 года по март 2001-го? И прятался ли вообще? От местных следователей и оперативников даже намека на ответ по- прежнему не поступало. Абхазские же собеседники мне явно что-то недоговаривали.

- Они боятся, - лаконично пояснил дядя Вася. - У Адгура большой блат в МВД Абхазии, его все равно никто не посадит. А тебя выкрадут вместе с твоим велосипедом, увезут куда надо и тряхнут как следует. Никуда не денешься, расскажешь, кто этого Гочуа заложил.

- Тогда пусть напишут наши осторожные абхазские друзья анонимное письмо! Пусть печатными буквами пишут! Или кому-нибудь из надежных людей продиктуют. Вот тебе конверт, вот два адреса на выбор. Возьми у них информацию, в наш почтовый ящик опусти. И еще, Вася, если за месяц от наших друзей ничего не придет, считай, на одного друга в Сочи у них стало меньше...

Безусловно, ультиматум смахивал на шантаж. Но благородство цели и журналистский азарт почти успокаивали совесть. Крепло ощущение: теперь откликнутся.

10 марта 2001 года пришел конверт, в котором правильным женским почерком давалась наводка: Адгур Гочуа, столь долго и столь безуспешно разыскиваемый МВД России, открыто живет со своей женой Кариной в пятом квартале абхазского курортного поселка Цандрипш. Всего в 15 минутах езды от госграницы.

Адгур и его молодая супруга легально работают в кафетерии. И ни от кого скрываться не намерены. Потому что имеют "крышу" со стороны своего близкого родственника, являющегося далеко не рядовым милиционером Абхазии.

ГУМАНИСТЫ В МАНТИЯХ.

Под руководством Тайгиба Тайгибова сочинские и абхазские оперативники взяли Гочуа именно там, где и было указано. Слегка помятого подозреваемого в условиях повышенной секретности переместили из ближнего зарубежья к старшему следователю сочинского УВД Юрию Поддубному.

Вскоре было подписано обвинительное заключение: изобличающих улик против Адгура в предыдущих делах накопилось достаточно. Но на суде он с упорством человека, следующего разработанному сценарию, упрямо отрицал свою причастность к преступлению.

Его старший брат Аслан, приехавший в Сочи с многочисленными шумными родственниками, попытался на суде создать алиби подсудимому. Абхазский страж правопорядка настаивал на том, что именно в день злодейского нападения Адгур находился за пределами России, то есть в Цандрипше. Он будто бы готовился к своему двадцать восьмому дню рождения. Однако память офицера милиции оказалась куда слабее при ответах на другие вопросы, и Аслан запутался в своих показаниях.

Уже осужденные участники этого преступления Григорян и его подручные Восконян и Нубарян, этапированные из колоний по ходатайству команды защитников Гочуа, дружно отрекались в Лазаревском суде от своих прежних признательных показаний. Вопреки приобщенным к делу протоколам с видеозаписями они упорно не хотели признавать даже сам факт знакомства с подсудимым.

Но фиксировать эти метаморфозы видеокамерой или хотя бы диктофоном председательствующий судья Бацуев категорически запретил. Почему?

Судья не пожелал объяснить. Один местный журналист за попытку аудиозаписи был со скандалом и угрозами изгнан из зала, заполненного злорадно улыбавшимися друзьями и родичами Гочуа.

Эти гости из ближнего зарубежья всю неделю, пока шел суд, активно искали "свои подходы" к служителям Фемиды. И, не стесняясь, похвалялись, будто у них "все схвачено" и что "Адгур выйдет на волю уже через пару лет и со всеми болтунами-свидетелями рассчитается".

С абхазской же территории в Сочи дошла информация: на защиту исполнителя брошено до 25 тысяч долларов, полученных якобы за счет продажи краденых автомобилей.

Удалось ли родственникам и дружкам подсудимого найти взаимопонимание с вершителями южнороссийского правосудия - вопрос открытый. Однако огромную разницу между позициями государственного обвинения и суда трудно не заметить. Заместитель прокурора Лазаревского района Ефросинин потребовал подсудимому 10 лет лишения свободы. Ведь даже второстепенный пособник Нубарян, купивший по просьбе своего родственника Григоряна кислоту, получил семь лет в колонии строгого режима.

Лазаревская Фемида в лице председателя райсуда Бацуева не стала отрицать виновность Адгура Гочуа в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Эле Кондратюк. Однако вердикт судьи превратился в издевку над здравым смыслом и справедливостью: исполнитель зверского "заказа" получил... всего пять лет лишения свободы! Ни одного убедительного смягчающего обстоятельства в беспрецедентном приговоре так и не прозвучало.

ОСЛЕПШАЯ ФЕМИДА.

Кому по силам поправить этого неприкосновенного вершителя судеб с пожизненными судейскими полномочиями?

Протест в порядке прокурорского надзора, насколько мне известно, на момент подготовки данной публикации вроде бы готовился. Но как-то очень уж нерешительно. Сергей Коваленко, прокурор Лазаревского района, в телефонном разговоре со мной от четкого ответа уклонялся. И все время ссылался "на предстоящие консультации по данному вопросу в городской прокуратуре".

Не исключены возражения и от представителей потерпевшей. Но отец Эли, работающий пляжным фотографом, именно в курортный сезон вынужден добывать на пропитание большой семьи с утра и до позднего вечера. Не сможет составлять и "проталкивать" в краевом центре кассационную жалобу и мама Элеоноры: в дни судебного заседания Тамара Владимировна оступилась и сломала ногу.

Сама же сочинская великомученица мужественно переносит сейчас стопятидесятую по счету операцию. В Дюссельдорфе лучшие германские медики пытаются остановить прогрессирующее отторжение донорской роговицы, позволявшей некоторое время хоть что-то да видеть. И борются с кровотечением в слуховом канале, изъеденном адской смесью.

Что же до претензий со стороны зловредных представителей СМИ, так у самого гуманного в мире российского суда и "не заметившей" Гочуа розыскной системы МВД наверняка найдутся свои убедительные отговорки. Уж чего-чего, а искать оправдания у нас научились действительно профессионально.

Сергей ЗОЛОВКИН.

КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ.

От редакции. Для предстоящих операций по восстановлению зрения и внешности Элеоноры Кондратюк по-прежнему требуются деньги. Их можно направлять на "Транзитный счет для Эли Кондратюк 40911810000000000004 в КИИБ "Сочи", г. Сочи, корсчет 30101810700000000844, БИК 040396844, ИНН 2320015183". Или на "Личный валютный счет Тамары Владимировны Кондратюк 42301840000000000309, БИК 040396844, ИНН 2320015183, Россия, 354000, Сочи, Советская, 40, КИИБ "Сочи".











Редактор отдела
Марина Хлебная
«Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия



    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard